Как Храпуновы бизнес вели.



 

В редакцию портала forbes.kz обратился бывший сотрудник Лейлы Храпуновой, работавший в одной из ее алматинских бизнес-структур. Он поведал немало интересного о том, как жила и работала семья Храпуновых в бытность ее главы акимом Алматы

Фото: Владимир Заикин
Виктор и Лейла Храпуновы. Алматы. Начало 2000-х.

Как уже сообщал forbes.kz, швейцарская прокуратура возбудила уголовное дело по отмыванию денег против членов семьи экс-акима Алматы Виктора Храпунова, с 2007 года проживающих в Женеве. В ответ его супруга Лейла Храпунова опубликовала на персональном сайте и личном аккаунте в Facebook пресс-коммюнике.

В этом документе «деловая женщина, обогнавшая свое время» (так она сама себя позиционирует) пишет о себе в третьем лице, в частности, вот что:

«С 1990 г. Лейла Храпунова активно участвовала в переходе своей страны к рыночной экономике, независимо от политической деятельности Виктора Храпунова. Она создала в Казахстане целый ряд предприятий малого и среднего бизнеса, деятельность которых была очень успешной, в частности, в медийной сфере, а также в области торговли модной одеждой класса люкс, предметами роскоши и в сфере недвижимости. Она утверждает, что на протяжении 25 лет своей карьеры в Казахстане в качестве руководителя предприятий (1990-2005 гг.) она никогда не приобретала ничего незаконным образом. Кроме того, она решительно отметает обвинения в том, что когда-либо пользовалась какими-либо поблажками, льготами или преимущественными правами со стороны Виктора Храпунова, за которого она вышла замуж вторым браком в 1998 г. и который с 1997 по 2004 гг. занимал пост мэра Алматы».

Сразу после этой публикации в редакцию портала forbes.kz обратился один из бывших сотрудников Лейлы Храпуновой, несколько лет работавший в одной из ее бизнес-структур. На условиях анонимности (для удобства назовем его Андрей) он поведал нам немало интересного о том, как жила и работала чета Храпуновых в бытность Виктора Вячеславовича акимом Алматы и что происходило в период его снятия с этой и последующих должностей.

«Она не выполнила своих обещаний»

- Лейла Калибековна - девелопер, то есть человек, который занимается созданием какого-то бизнеса. С точки зрения бизнеса она была достаточно чиста. У них какие активы были – ТОО «Гефест», газета «Столичная жизнь», салон красоты, ресторан, бизнес-центр с французской пекарней, медицинский центр Phoenix. Они его продали компании «Ордабасы» как раз на пике в 2007 году, когда это все началось (очевидно, имеются в виду карьерные проблемы Храпунова. - F), - начал свой рассказ Андрей. - Мне там работалось очень хорошо. Она правда относилась ко всем нормально.

Андрей не скрывает, что на мысль рассказать о чете Храпуновых его натолкнула обида: по его словам, бывшая работодательница не выполнила своих обещаний, хотя могла. Между тем, у Андрея осталась не только обида, но и, как он утверждает, база данных практически обо всех бизнес-проектах этой семьи не только в Алматы, но и в Восточном Казахстане, и даже за рубежом. Некоторыми документами он поделился с редакцией.

- В Алматы у Храпуновых было 40% компании «Базис-А», с Беловичем (Александр Белович, глава строительной компании. - F) они очень сильно дружили. Как только Храпунова сняли (с поста акима южной столицы в декабре 2004 года. - F), Белович сразу от него отвернулся, ему, видимо, сказали, что не надо (больше общаться с Храпуновым. - F).

- Потом вот этот «Есентай-парк», который сейчас открылся… Эта земля им принадлежала. Они очень долго выбивали ее у КазГУ, - продолжает Андрей. - Как только землю купили, пришел другой руководитель города, и они ее продали его структурам.

Им просто не дали этим проектом заниматься. Они на месте «Есентай-парка» другой проект хотели сделать. Много еще хорошего у них здесь было.

У Храпуновых, рассказывает Андрей, был доверенный человек, назовем его А.К. (его фамилия имеется в редакции), «специалист по деликатным поручениям». Он-то и проворачивал всю черную работу – оформлял землю, недвижимость, необходимые объекты.

«Им дали полгода, чтобы всё продать и уехать»

Когда Храпунов был снят с должности мэра Алматы, супруги сразу, почуяв неладное и дабы обезопасить бизнес от рейдерства, применили специальную схему, открыв в Швейцарии компаниюPhoenix (очевидно, эта та самая компания, которая фигурировала в списке имущества Храпуновых в Алматы и Швейцарии, увидевшем свет в программе «Час Бендицкого» на «31 канале», а затем опубликованном на forbes.kz: Phoenix International Holding SA; Rue de Rhone35 1200 Geneve; № коммерческого регистра СН –660.1.759.004-3. - F).

- У нас по закону нельзя отнять компанию с иностранным капиталом – это грозит международным скандалом. Постепенно все активы они на эту компанию переписали. Я знаю точно, что им дали «окно» для того, чтобы все это продать и уехать, - поделился информацией бывший сотрудник Лейлы Калибековны.

Однако, говорит Андрей, продать за отведенные им полгода супруги успели не все.

- Не успела она продать офис в «Нурлы-Тау», два дома в «Жайляу» (жилищный комплекс – F) и на Чимбулаке и еще несколько квартир в куатовских домах, – рассказал он. - В Усть-Каменогорске(после Алматы Храпунов был назначен акимом Восточно-Казахстанской области, откуда он родом. - F) много чего не успели продать. Там они тоже земли захватили достаточно, торговый центр хотели строить.

Идеал – семья Лужкова

Равнение в бизнесе Храпуновы держали на тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова и его супругу – бизнес-леди Елену Батурину.

- Я у них (Храпуновых – F) бывал в доме, который стоит у поворота на Бутаковку, с правой стороны забор большой – там их резиденция была, они ее потом Аблязову продали, - говорит Андрей. - Для них модель семьи Лужкова была идеалом, и в этом доме в кабинете висел портрет московского мэра и его жены.

Храпунову Андрей воздает должное.

- Виктор Вячеславович (я с ним сталкивался по работе) - очень дипломатичный человек, - вспоминает он. - У него феноменальная память, он помнил всех поименно. Ко всем относился с уважением: от охранника на вахте – до члена совета директоров. Со всеми разговаривал одинаково уважительно.

Он утверждает, что Виктор Храпунов имел прямое отношение ко всему бизнесу супруги: в каждом своем офисе она обустроила для него рабочие кабинеты.

- Во всех ее офисах всегда было два кабинета – для нее и мужа. Даже если он (Виктор Храпунов.  –F) там не появлялся, кабинет держали – на всякий случай, вдруг понадобится. Его кабинет всегда был больше, чем ее, и богаче обставлен, - поделился Андрей. - Когда у нее офис был на углу улиц Желтоксан и Толе би, на 3 этаже, его кабинет по размерам был раз в пять больше, чем ее. Вся обстановка заказывалась у итальянских дизайнеров. Когда туда заходишь - такое ощущение, что попадаешь в Версаль. В «Жайляу» - такая же обстановка, они ее у одного дизайнера заказывали, который арабским шейхам всё обустраивал.

Конец карьеры

Серьезные проблемы у Храпуновых начались после отставки Виктора Вячеславовича с поста акима южной столицы. Как говорит Андрей, у семьи стали забирать назад земли, выделенные ранее по дешевке под обустройство бизнеса, не давали развивать уже начатый. И тогда началось постепенное переписывание активов и их продажа.

- Хорошо помню, что происходило, когда Храпунова сняли с должности. Еще накануне, в четверг, к нему ходили по 60 человек толпами с букетами роз на поклон, чтобы какой-то вопрос решить. Столько планов было, и все они рухнули в один момент. Не дали Храпуновым после этого здесь ничего делать, и в Усть-Каменогорске тоже не дали ничего сделать. Потом, когда его назначили министром по чрезвычайным ситуациям, она (Лейла Храпунова. - F) сказала: это всё, конец политической карьеры, - вспоминает Андрей. - Его еще не успели снять с министров – он уже уехал из Казахстана. Она еще полгода здесь пожила и тоже уехала. Пару раз она сюда возвращалась инкогнито, чтобы какие-то дела доделать, я так понимаю, дом в «Жайляу» продавала.

- Они совершили одну ошибку – начали под Тасмагамбетова копать, но вырыли яму себе, - продолжил бывший сотрудник Храпуновой. - Он выложил свой козырь про Бутаковку - как земли там распределялись. И всё - этого было достаточно.

По данным Андрея, Храпунов уехал из страны за день до того, как сообщили о его официальной отставке с поста главы МЧС.

- Ему позвонили, сказали, что у него есть 24 часа, - утверждает он. - Все свое имущество она (Лейла Храпунова. - F) заранее в течение полугода перевозила.

- То, что она сейчас пишет на сайте… Ею просто движет обида. Ей обещали поддержку на самом верху. Но из фаворитов они выпали, им просто дали «окно» в полгода, чтобы они все дела здесь закончили и уехали.

«Не думаю, что она сильно пострадала финансово»

Лейла Храпунова при продаже своего бизнеса в Казахстане вовсе не потеряла, как она утверждает на своем сайте, а напротив - неплохо наварилась, считает Андрей.

- Она хорошо бизнес продала. И заработала на продаже раз в 10 больше того, что реального было затрачено. Посудите сами, вот это здание на Желтоксан-Толе би, где «Ордабасы» находится, обошлось в $150 тыс., она сделала там ремонт, вложила в него где-то $3 млн, чтобы всё было на высоком уровне, а продали его за $25 млн. А что касается медцентра на Ленина (пр. Достык. - F), туда она вложила $2 млн, тем же ордабасынцам продала его за $8 млн. Дом на Бутаковке они построили миллионов за $10 млн, а Аблязову продали за $35 млн (хотя другие осведомленные люди утверждают, что покупателем этой недвижимости был другой человек. - F). Не думаю, что она сильно пострадала финансово. Другой вопрос, что ей что-то не дали доделать, в Усть-Каменогорске, например. Она там что-то вложила и не успела вернуть, но это не такие большие деньги, - рассказал Андрей.

Он также вспомнил, что, когда бизнес Храпуновой перешел к другим людям, ее сотрудники, а это порядка 200 человек, потеряли работу.

- 70-80 из них на тот момент имели очень достойную зарплату – без конвертов, все на карточки перечислялось. В 2005-2006 годах не было зарплаты ниже 80 тысяч тенге даже у уборщицы, пенсионные отчисления и налоги все платили, это на руки уже столько давали. В этом плане она людей не обижала, - рассказал Андрей.

Аэропорт сожгли за $20 тыс.?

История сгоревшего в 1999 году  алматинского аэропорта наделала тогда много шума.

Официальная версия пожара выглядела так: «В процессе приготовления пищи фритюрница вспыхнула. Масло, которое было в ней, разлилось и начало гореть. Загорелся паркет, а разлившееся горящее масло распространялось дальше. Из-за фритюрницы сгорел терминал площадью почти в 9 тыс. квадратных метров. Пожарные даже не успели что-либо спасти».

По итогам расследования была осуждена женщина-повар, не сумевшая совладать с фритюрницей. Алматинцы в эту версию верили мало, ходили слухи о намеренном поджоге, но подтверждения они не получили.

Примерно в этом же ключе вспоминает ту историю и Андрей.

- Женщина, на которую они все свалили, - с ней просто договорились. Ей $20 тыс. за это дали, и она взяла все на себя. Через 3 года ее выпустили по УДО - и всё, - говорит он.

Документальных доказательств своим словам Андрей не представил, поэтому мы отнеслись к его версии с недоверием.

Сам Виктор Храпунов в разные годы комментировал тот пожар по-разному. То говорил, что для него осталось «загадкой», из-за чего загорелся терминал в 1999 году. Потом, уже в 2006 году, он рассказывал, что старый аэропорт сгорел из-за утеплителя: «Огонь поднимается до потолка и воспламеняет утеплитель, который не менялся с начала 60-х годов. В результате в считанные минуты сгорает кровля, а вместе с ней и здание».

После пожара 1999 года Виктор Храпунов развил бурную деятельность по получению зарубежных кредитов на строительство нового аэропорта. По информации Андрея, кредиты брались под гарантии акимата Алматы.

Средства на новый терминал выделил Depfa Bank, а обошлось его строительство бюджету в $53 млн, хотя первоначальная смета была вдвое ниже. Торжественное открытие нового терминала состоялось в декабре 2003 года.

В 2004 году городской акимат разрешил учредить АО «Новый пассажирский терминал», которое заключило договор доверительного управления площадями терминала и прилегающей территорией с ТОО Phoenix VL, в учредителях которого были Лейла Храпунова, дочь Виктора Храпунова от первого брака Эльвира Бельмадани, а также  Ильяс Храпунов.

 

 

http://forbes.kz/process/probing/kak_hrapunovyi_biznes_veli



Видеоновости

Погода