Когда выбирать не приходится.



Ближе к пенсии стала одолевать меня одна заветная мечта – скопить деньжат на самую скромную благоустроенную квартиру. Чтобы старость встретить с элементарными, и, самое главное — крайне необходимыми пожилому человеку удобствами: тёплым клозетом, душем, постоянно тёплыми батареями в бесконечно долгие зимние дни. Кто не жил одиноко целыми десятилетиями в частной избушке на краю города, тот меня не поймет. В такой избушке оказываешься «прикованным кандалами» к печке по пять месяцев ежегодно, в которые нельзя даже помыслить болеть и оказаться в больнице. Кто же в таком случае будет поддерживать тепло в доме, от отсутствия которого разморозятся отопительные батареи?

 Ежедневная топка печки, это не только весёлое и романтичное потрескивание дров в ней, но и существенная потеря времени и сил. Это покупка и бункеровка дров и угля ежегодно. Зимой постоянная очистка от снега тропинок к стайке с топливом. Это постоянная переноска топлива в дом, вечное присутствие золы в доме, как бы ты не старался аккуратно топить печь. А ещё нужно каждый день эту печь очищать от золы, которую затем предстоит выносить на место погребения – на улицу, или дальний участок придомовой территории. Особенно усиливаются муки по поддержанию сносной температуры в доме с наступлением настоящих морозов, от тридцати градусов ниже нуля. В таком случае, одной протопки в день бывает недостаточно, а значит, нагрузка возрастает вдвое.И дело не только во времени, которого всегда не хватает, если вы ещё и работаете.Это ещё и повышенная загрязнённость воздуха в доме, из-за выгребания горячей золы, дающей максимальный выброс пепла, как бы аккуратно и осторожно ты не прочищал печь, при двухразовой топке. И, самое опасное – оставлять дом при горящей печи утром, когда нужно идти на работу. Всегда есть опасность, что может выскочить горящий уголёк на пол даже в минимальную щель в печной двери, и тогда беда.
Печное отопление, пожалуй, главное неудобство жизни в индивидуальном доме, но зачастую не единственное. Питьевая вода. За ней мне нужно подниматься около сотни метров по крутому косогору на общественную колонку. Летом ещё сил хватает, но в гололёд или заснеженную зиму, процесс добычи воды превращается в пытку. Но и это не всё. Как уже можно догадаться, по этой причине нельзя иметь в доме стиральную машину-автомат, а стирать по древнейшим технологиям. Также поневоле вырабатывается привычка предельной экономии воды. Слишком тяжело она достаётся.
А ещё к этим основным неудобствам можно добавить – постоянное употребление снегоуборочной лопаты, повышенную, по сравнению с благоустроенным жильём, загрязнённость жилища (как правило, в нашем городе просёлочные дороги, вдоль которых и расположены индивидуальные домишки, не асфальтируются принципиально, а значит, вся дорожная грязь и пыль намного легче проникает именно в такого рода жилой сектор). И даже в таком новомодном вопросе, как качественная доступность к интернету – жители частного сектора стоят на самой низкой ступени, из за нежелания интернет-компаний возится с проведением в этот сектор жилого фонда кабельной связи. Поэтому мы пользуемся примитивной связью, с помощью «флэшки». Качество таких интернет-услуг – чудовищно отвратительное. Постоянное зависание компьютера, особенно в вечернее, самое удобное время. Фильм посмотреть можно только мобилизовав все свои нервы, ибо через каждые 2-3 минуты «картинка» останавливается. Единственный шанс пользоваться интернетом без серьёзных качественных срывов – глубокая ночь или утро, но когда же тогда спать и выходить на работу? При этом платить приходится по 2 тысячи тенге ежемесячно, а используешь из них хорошо если половину. А снижать минимальный порог тарифа компании не хотят, и попробуй хоть на день задержи ежемесячный платёж – сразу все твои накопления в гигабайтах сгорят. Хорошо устроился подобный бизнес – качества нет, деньги гребут, и проводить доступную кабельную связь не желают – им, видите ли, не выгодно. А вот деньги брать за неиспользованные услуги – это им самый раз.
И напоследок о «прелестях» жизни в избушке – постоянные хлопоты по ее содержанию в пригодном состоянии, будь то – ремонт забора или крыши, уборка мусора с придомовой территории от травы, золы — летом, или от снега зимой, вечные утеплительные и покрасочные хлопоты и прочие хозяйственные мелочи. При этом надеяться надо только на себя – никаких КСК у нас нет.
Это более-менее подробное повествование о буднях проживания в так называемом «частном секторе» предназначено, прежде всего, для тех, кто вообще никогда не жил в таких условиях, или жил давно и успел подзабыть. Потому что порой приходится слышать легковесные рассуждения от граждан из благоустроенного жилья: «Что вам не жить? Ни за что не платите, выйдешь летом из дома — и сразу травка зелёная, цветы в клумбе, загорать можно, шашлычком заняться и т.д., а вот нам, бедолагам, за всё платить нужно, да и сидеть в каменных стенах, особенно летом, и если нет дачи, очень не комфортно».
Что же, у каждого свои резонные доказательства, которые, чем — то напоминают перефраз известного высказывания Р. Киплинга: «Восток – есть Восток, Запад – есть Запад. И им никогда не сойтись вместе».
Может быть, и есть какие-то преимущества у жильцов частного сектора перед согражданами из жилья благоустроенного, но только при наличии двух принципиальных моментов – проживание достаточно большой семьёй, с детьми, или если таковой нет, то хотя бы это компенсировала твоя собственная молодость и достаточный ресурс физических сил. Большие сложности начинаются именно в том случае, если ты далеко не молод, и при этом ещё и одинок. Таскать в вёдрах воду по горам и лопатить тонны угля и снега в 60 лет уже довольно тяжело, но ещё можно. Однако каким будет твоё здоровье через 5 лет, через 10? Хватит ли у тебя сил ворочать такую ежедневную работу? (А это реально выглядит как вторая смена после привычной рабочей смены на производстве).
Вот исходя из таких размышлений, и стал я задумываться, чтобы напоследок моей предпенсионной производственной деятельности успеть заработать себе на крохотную благоустроенную квартиру, чтобы избавить себя от многих хозяйственных мук, становящихся с каждым годом всё не подъёмней для стремительно стареющего организма. Ради этого пошёл на подработку, что, кстати, сразу сказалось на делах по дому – времени проводить относительно качественное содержание и уборку стало хронически не хватать. Ничего, потерпим – твержу я себе уже третий год. Ещё года три бы продержаться в таком режиме, и заветная мечта о благоустроенной квартире стала бы явью. Идти за «подмогой» в банк, беря кредит, я не собирался изначально, зная, что живу в «самом прекрасном капиталистическом обществе», где всё можно (но только очень ограниченному кругу людей), и в то же время у человека нет никаких гарантий по проживанию на завтрашний день. Взять деньги на квартиру в банке неизмеримо легче, чем их отдавать, особенно когда тебе под 60. У нас только декларируется забота о трудоустройстве таких людей. А в реальности потерять её и найти подобную сразу — примерно в пропорции, как миллиард к единице. Но, уповая на собственные силы, мечта становилась с каждым месяцем немного поближе, пока не пришёл день зимнего минимального солнцестояния – 22 декабря 2016 года.
-А что такого в этот день случилось? Вроде день как день, никаких потрясений, тенге укрепляется, автобус пока по 75 тенге, цены к Новому году чуть прибавили в росте, но пока терпимы. Так, что всё-таки случилось рокового, что ваша мечта стала таять как сосулька в марте? – спросит рядовой обыватель у меня.
Всё дело в том, что в отличие от совета профессора Преображенского о вредности чтения газет, который, кстати, приняли большинство граждан когда-то самого читающего народа в мире, я газеты читаю регулярно и не считаю это занятие дурной привычкой. Так вот, именно 22 декабря читаю: «На пленарном заседании в Сенате Парламента РК во втором чтении одобрен проект закона РК «О внесении изменений и дополнений по вопросам конкуренции». Далее. В сообщении сказано, «что нововведения направлены на либерализацию законодательства в области защиты конкуренции, усиление роли антимонопольной службы в защите добросовестного предпринимательства, обеспечения прозрачности механизма тарифообразования в сферах естественных монополий и т.д.». Причём, очень в туманных выражениях говорится о некоем «комплаенсе, позволяющем бизнесу совместно с антимонопольным органом выработать принципы и правила поведения на товарных рынках». И ещё: «В целях приведения в соответствие с лучшей мировой практикой и недопущения антиконкурентных действий в отношении субъектов рынка предлагается: распространение запретов на совершение антиконкурентных действий на организации, наделённые государством функциями регулирования деятельности субъектов рынка».
В сообщении не приводится расшифровка о совместных принципах государства в лице Агентства по регулированию естественных монополий и бизнеса, о правилах поведения последних на товарных рынках, если только вот это: законопроектом предлагается увеличить срок проведения расследования на предмет нарушения законодательства в области защиты конкуренции до 3-х месяцев. С возможностью продления ещё до 2-х месяцев.
Как это всё можно перетолмачить на общедоступный язык? Примерно так. Государство, начиная с 2017 года, отказывается защищать своих граждан от аппетитов монополистов и других «свободных рыночников». Вся эта суета с общественными слушаниями по тарифам, по ценам, отбрасывается в сторону, как ненужный хлам. Во многом ограничиваются возможности всяких там «Обществ по защите прав потребителей», да и до них ли в то время, когда государство сбрасывает последние маски по социальным обязательствам и защите граждан. Когда во всю мощь начинает действовать стратегический курс – Даёшь новую волну приватизации! Долой остатки бесплатного здравоохранения, через введение обязательной медицинской страховки и неуклонного сокращения списка бесплатных лекарств! И тому подобное.
Вернёмся к жилищному вопросу. Как сказано «в соответствие с лучшей мировой практикой…», наше Правительство также не хочет больше утруждать себя заботой об остатках социальной защиты населения, доставшейся в наследство от советской власти. Её нынешнее кредо – за всё человек должен платить сам, а возникающие вопросы решать напрямую с бизнесом, с рынком, без ответственного участия в этом государственной власти. Вот тогда, по логике либеральных умов, и настанет у нас пора как «в лучшей мировой практике». А кстати, какова она? А это когда на оплату жилья и коммунальных услуг уходит до 40-50% доходов семьи, ещё до 10-15% на медицинские услуги. Как же они там живут? Живут в долг, благо банковские ставки у них в разы отличаются от наших. А что касается собственных накоплений, то, допустим, средний американец, при зарплате 1000-1200 долларов в месяц, после обязательных затрат на жильё, коммуналку, питание и здравоохранение, едва способен отложить от своей зарплаты сотню — другую долларов. Более половины населения тех же США и этого позволить себе не могут – живут от зарплаты до зарплаты, да по кредитам, благо у них с этим несравненно легче, так как мировой денежный печатный станок в их стране. А что будет у нас, если отпустить коммунальных, да и других монополистов на «вольные хлеба», да с учетом отсутствия возможности большинства населения оплачивать собственное проживания по нормам «лучших мировых практик»?
Если, допустим, сейчас средний одинокий пенсионер, с рядовой пенсией в 50 тысяч тенге, тратит на коммуналку около 15% своего пенсионного дохода, то, что у него останется, если эта доля возрастёт до тех международных – 40%. Да ведь и остальные цены, не стреноженные больше никакими АРЕМами, наверняка также полезут вверх. В развитых странах есть один надёжный механизм по сдерживанию тарифов и цен – развитая конкуренция на рынке товаров и услуг и превышение предложения над спросом. У нас этого нет, отсюда такие позорные казусы, как, допустим, прошедшим летом с сахаром. Кстати, только спустя полгода выяснились какие то подробности той истории, кого — то «очень не больно» накажут мелочным штрафом, а у людей отняли летом средства, заработанные честным трудом. Да у нас и при «живом АРЕМе» цены и тарифы имели тенденции только к росту и никогда не возвращались назад. А что будет теперь, после тенденциозного «запрета на совершение антиконкурентных действий», можно только себе представить. Да ведь это только начало пути в этом направлении, ведь пока оставляют в силе «присмотр» за железнодорожным транспортом, электроэнергетикой, газоснабжением и услугами аэропортов. Но это только до 2020 года, а дальше и эти сферы будут отданы в «заботливые и социально ответственные руки» отечественного бизнеса. И вот в связи со всем выше сказанным, встаёт для меня вечный вопрос, который в вольном переводе с языка Шекспира на привычный, можно выразить так: «Синица в руках, или журавль в небе?». Где синица – это нынешняя моя избушка на косогоре, а журавль – это грёзы о благоустроенном жилье.
Держаться за дом-синицу с каждым годом становится всё труднее, но его (её) намного легче содержать. Квартира-журавль, это, конечно, комфорт, но когда тарифы по её содержанию выйдут из разумных берегов, из чего это оплачивать? Дилемма. Наверняка она в скором времени вновь, после кошмарных 90-х годов, явится и к обладателям благоустроенного жилья. Рост тарифов заставит вызвать новую волну «добровольного переселения» из дорогих по содержанию квартир на «лоно природы» — в старые домишки с печным отоплением и колонками, но более дешёвыми. А значит, дарящими надежду, что с пенсии можно будет покупать простейшие лекарства, типа аспирина и валидола, а не отдавать значительную часть своего прожиточного пенсионного минимума в руки ограждённого отныне от всех ограничений в свободе формирования тарифа, монополиста.
При такой политике, ещё долго в 21-ом веке, времени стремительного прогресса научных достижений, новых технологий, и прочая, прочая, не исчезнут из нашего привычного пейзажа угрюмые, покосившиеся избёнки, с чадящими печными трубами и примитивными колонками, пещерными просёлками, никогда не знавшими аромат свежего асфальта, одним словом – гетто для неудачников.
Но, видимо, выбора нет. Лучше доживать свой век в таких лачугах, но без долгов, чем преждевременно скончаться от инсульта или инфаркта при виде новых платёжек за коммунальные услуги, которые, несомненно, обрушаться на людей в самом скором будущем. И о чём многие из них пока и не подозревают, занятые хлопотами по заготовке провизии для новогоднего холодца и винегрета.
Иван Безутешный



Видеоновости

Погода