Мне можно ВСЁ!.



В городе Крыжопинске республики Зеленостан начат показательный судебный процесс в отношении супружеской пары Федоровых. Марию и Ивана ожидает суровый приговор: до 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Что же натворили эти преступники? Давайте посидим в зале заседания и послушаем. На скамье подсудимых, за решеткой, сидят мужчина и женщина. Мужчина сидит, стиснув зубы, и не встает при входе в зал заседания судьи, женщина горько плачет, вытирая слезы платочком – уже и тушь «поплыла», и помаду размазала.Перед решеткой сидит бесплатный адвокат. Из тех, которые дороже всего обходятся простым смертным, не имеющим надлежащего совокупного дохода для обеспечения специалиста одной из самых древних профессий нужного уровня. Сидит, почитывает уголовно-процессуальный кодекс, и задумчиво вскидывая периодически голову вверх, когда его озаряет светлая мысль.
Напротив вальяжно расположился прокурор – мужчина средних лет с седеющей головой, в прокурорском мундире. Не женат, детей не имеет.
В зале также находится потерпевшая – девочка Настя, 11 лет. Сидит, закинув ногу на ногу, физия размалевана, как у проститутки, жует жвачку.
За ее спиной сидят дедушка по линии матери и бабушка по линии отца. Они первыми вошли в зал. За ними зашла Настя, и демонстративно брезгливо отвернулась. Пришедший прокурор окинул взором сидящих, убедился, что все идет по сценарию и достал из пухлого портфеля три тома уголовного дела в отношении родителей Насти, которые злостно нарушали ее покой и мирное существование, заставляя читать книжки, одеваться прилично, застилать постель, а когда она не слушалась – ставя в угол и наказывая ремнем.
Когда в зале появилась судья, встали все, кроме Ивана, отца Насти, и самой Насти. Суд сделал обоим замечание, на что Иван только огрызнулся, а Настя ехидно ухмыльнулась. Судья сделала повторное замечание, но обоих это не проняло. Тогда суд наложил на Ивана административное взыскание в виде штрафа, и обратил свой взор к Насте.
Наступило некоторое замешательство:
– Ну, чё смотришь, корова старая? Смотри, гляделки не просмотри! – скривила рот в ухмылке Настя. Судья опешила:
– Потерпевшая, я могу Вас привлечь к ответственности за проявленное неуважение к суду. И выкиньте жвачку!
– Я протестую, Ваша честь, – отозвался прокурор. – Ребенку еще только 11 лет. Она не достигла возраста ответственности. Анастасия, выбросьте жвачку в урну.
Но, потерпевшая презрительно зыркнула в его сторону, и выплюнула жвачку ему под ноги.
– Так. Налагаю на родителей штраф в 5 МРП за ненадлежащее воспитание ребенка, – огласил суд.
Иван заржал, как конь.
– Тихо!!! Вы в зале суда или где?!!!
– Судя по всему, я в дурдоме! – отозвался Иван. – А вы все мои соседи по палате….
– На вас налагаю еще один штраф!!! Встаньте!!!
– Не встану.
– Еще штраф!!!
Наступила тишина. Судья перевела дух:
– Попробовали бы мои детки так со мной поговорить, – вдруг высказалась она.
– И чё с ними было бы? – спросила потерпевшая.
– На жо.у бы не сели!!! – гаркнула судья.
Иван опять не удержался и заржал. Судья поняла всю несуразность ситуации и перешла к делу. На протяжении восьми часов, с перерывами, суд исследовал каждый зафиксированный факт причинения физических, моральных и нравственных страданий девочке Насте, в течение года, проживавшей с родителями. Исследовались: запись звонка на телефон доверия, протоколы допросов потерпевшей в присутствии представителя Органа опеки и попечительства и подозреваемых следователем по особо важным делам. Была просмотрена негласная видеозапись с видом на угол, куда Настю запихивали за разбитое в школе окно и избитую соседскую девчонку, запись с видом голой попы Насти, когда ее ремнем наказывал отец, проанализировали гневные высказывания матери за краску на одежде учительницы, прогулы школьных занятий и разбитую губу бабушки.
Выслушали свидетелей из государственных органов, которые «неоднократно» запрещали родителям наказывать «такого милого и беззащитного ребенка», выписывали предупреждения.
– Но, все тщетно! – резюмировала женщина в погонах, в звании старшего лейтенанта, из Инспекции по делам несовершеннолетних. – Буквально через день, когда девочка хотела изучить анатомические особенности строения тела одноклассника, что приветствуется министерством просвещения, отец ее выпорол ремнем в извращенной форме (по голой попе) и поставил в угол.
Также проанализировали административные постановления о наложении на родителей штрафа: за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию ребенка по факту разбитого окна в школе, за прогулы занятий. Исследовали решение городского суда о взыскании с родителей компенсации вреда здоровью и морального вреда в пользу избитой соседской девочки.
За весь день сделали только три перерыва: на обед, для вызова скорой помощи подсудимой и для прокурора, участвовавшего в прениях по делу коррупционера «Негнущегося», которому приговором суда, в итоге, ограничили свободу и установили режим пробации в домашних условиях.
К концу судебных разбирательств выслушали прокурора, полагавшего укатать родителей Насти на всю катушку в места лишения свободы, чтобы другим неповадно было.
После чего перешли к выслушиванию потерпевшей и виновной стороны. Потерпевшая (мат через каждую пару предложений) высказалась в том плане, что житья не дают проклятые родичи, никакой свободы. Недавно она, мол, пригласила одноклассника домой. Только разделись, а тут эти приперлись…. Затем она прошлась мнением по судам и прокуратуре, обозвав присутствующего майора юстиции болваном в погонах (прокурор при этом имел весьма жалкий вид).
– Я требую, слышь, ты, коза в мантии, чтобы духу этих двоих около меня не было, – закончила свое выступление Настя, ткнув пальцем в сторону отца и матери. «Коза в мантии» хмуро смотрела в дело.
Настал черед выступать стороне защиты и подсудимым. Адвокат, сделав многозначительную паузу, нижайше попросил строго подзащитных не наказывать, и сел на место. Мать принялась было просить прощения у дочери, но муж ее одернул и заставил сесть. А сам, вместо выступления, плюнув, добавив, что ему уже нечего терять, а суд, мол, сам все видит своими глазами.
Через полчаса был вынесен приговор. Суд, не найдя смягчающих вину обстоятельств, приговорил подсудимых к максимальному сроку наказания. Ухмыляющаяся Настя обернулась при этом к деду с бабушкой и, ткнув в их сторону пальцем, сказала:
– Следующими будете ВЫ!

Федор Баночкин,

Агентство правовой информации и журналистских расследований «Витязь»



Видеоновости

Погода