Сергей Лебедев: Проблема суицидов - это не только Синие киты.



К нам в редакцию пришел Сергей Лебедев – председатель общественного объединения «Единство», известный далеко за пределами области и Казахстана специалист по тоталитарным сектам. Сергей Константинович также давно занимается проблемой суицида, в особенности, подросткового, он профессионал в своей области деятельности, много учился, получил специализированное образование, автор нескольких исследований.
— Сергей Константинович, на какую тему мы с Вами поговорим на этот раз? — Я надеюсь, что наш разговор не наделает много дешевого шума, а станет поводом для серьёзного осмысления. В последние полтора — два месяца с экранов ТВ, интернета и газетных статей на наше общество «обрушилась» информация о моде среди части молодёжи на суицидальную «игру» под названием «Синий кит». По этой далеко не лёгкой теме с видом профессионалов выступают все, кому не лень. В конечном счёте, мне надоело слушать и читать все эти «изыски» фантазий, и мне захотелось поговорить с читателями о суициде без пафоса и демагогии. Чтобы вы поняли мой сарказм на ряд выступлений в СМИ, сообщаю — я изучаю эту проблему с 2009 года. За это время мной были опубликованы две брошюры по предупреждению суицида, организована совместная научно-практическая конференция ВКГУ и ОО «Единство», не считая выступления в СМИ.
Для начала мне хочется всех желающих ввести в курс проблемы. Вы обратили внимание, что «синих китов» нет в Западной Европе, Китае, США и других странах, но они есть в ряде республик бывшего СССР, включая Украину, Россию и Казахстан? Удивлены? А ведь эта проблема лежит на поверхности. Темой суицида, как в России, так и у нас в Казахстане, занимаются психиатры. В нашей стране человек, без разницы какого он пола и возраста, если совершает попытку самоубийства, то его автоматически отправляют в психиатрию. С общим мнением для окружающих — «Ну, сумасшедший, что возьмёшь» – как пел В. Высоцкий. Такое понимание проблемы суицида было принято в прошлом и в неизменном виде перешло в современность. 
А действительно ли самоубийцы – это объект внимания только психиатрии? Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, только 15% психически больных совершают самоубийство. В результате исследований выявлено около 800 причин, по которым люди идут на этот ужасный поступок. Известно и изучено всё, начиная от мотивации самоубийств и заканчивая временами года и суток. Тема суицида — это целый мир. Начав своё изучение суицидов осенью 2009 года при написании своей дипломной работы, я и не предполагал, что я увлекусь этой проблемой. Но в ходе проводившегося тогда мной выборочного анкетирования в среде молодёжи об отношении к суициду выяснились тревожные данные. Выходило, что молодёжь лихорадило от субкультур ЭМО и готов, но в СМИ на эту тему была тишина.
Наша справка. Эмо (англ. emo: от emotional — эмоциональный) — молодёжная субкультура, образовавшаяся на базе поклонников одноимённого музыкального стиля. В отличие от классических панков, эмо отличает романтизм и акцент на возвышенной любви. Внимание эмо чаще обращено на глубокие личные переживания, чем на общественные события.
Готы — направление в молодежной культуре. Музыкальный стиль название, которого «гот» придумано журналистами и обозначает «варварский» из за грубости и жесткости. Как их распознать? Есть основные признаки готов — одиночество, черные одежды, не приемлют общественные стандарты. Родителей, чьи дети увлекаются данным направлением, пугает то, что готика связана с такими понятиями как смерть, мистика, вампиры, меланхолия. 
Иные подростки из опрашиваемых мной сторонников ЭМО прямо говорили о своих незавершённых попытках суицида. Через некоторое время всплыла страшная статистика, и многим нашим согражданам стало грустно. Статистика действительно ужасающая. Так, например, в 2014 году только в ВКО зарегистрировано 95 фактов суицидального поведения среди несовершеннолетних, из них попыток самоубийства -74, покончили с жизнью -21. В этом же году в школах Усть-Каменогорска таких проявлений было 11, попыток -9, двое ребят ушли в мир иной по своей воле. Наша область входит в тройку лидеров в республике по фактам суицидального поведения среди несовершеннолетних. Взволновали ли эти цифры кого-то из чиновников? А СМИ в это время наперебой стали смаковать суицид, акцентируя подробности, вплоть до цвета верёвки самоубийц и этажа, с которого спрыгнул очередной герой, провоцируя тем самым новые суициды.
Еще в 2011 году я предложил городскому отделу образования провести лекции по предупреждению суицида среди молодёжи. Руководитель отдела Александр Кузнецов с интересом отнёсся к этой идее. И поручил штатному психологу, закреплённому за этой темой, сотрудничать со мной.На этом все и завершилось. Больше у меня не было желания беспокоить чиновников от образования. Порой у меня создаётся впечатление, что тема суицида просто никому не нужна. За исключением СМИ. А вот журналисты эту тему любят, но, как правило, с целью повышения тиража с помощью «жареных» фактов. Такое яркое и кричащее освещение проблемы суицида в СМИ ВОЗ включила в четвёрку главных причин самоубийств. Пора поднять вопрос и о необходимости прекратить публиковать непрофессионально подготовленные материалы по суицидам в СМИ и на ТВ. И поэтому мне не хочется афишировать свои изыскания. Но заниматься сбором информации по этой теме в одиночку – довольно сложно. В последние полгода у меня появился напарник, который основательно занялся изучением этой проблемы в социальных сетях. Один из выводов нашей совместной работы: блокировка ряда Интернет — ресурсов правоохранительными органами без понимания проблемы привела лишь к росту таких групп, нацеленных на тему самоубийства, а не к их исчезновению. Увы, недопонимание этой проблемы мы встречаем не только среди журналистов. 
Как-то мы подготовили и передали заявку от ВКО на соискание премии «Таным» по изучению и предупреждению суицида среди молодёжи. «Таным» – это статуэтка-символ значимости для общества работы, проводимой НПО или конкретными людьми. Не более. И вот идёт награждение. Во время церемонии члены жюри вспомнили, что была даже заявка по проблеме предупреждения суицида, но более важными для общества являются ценности семьи. Всё. О чём можно ещё говорить, о каком понимании проблемы суицида? Мне не нужна была эта статуэтка, мне нужен был аргумент на получение помощи для дальнейших исследований. По приезду в Усть-Каменогорск, я зашел к себе в офис, взял проведённые анкетные исследования за три с половиной года…и отнёс их в мусорный бак. Хотел закончить навсегда с этой темой. Неужели мне одному это нужно?! Неужели никого больше не волнует гибель детей?! Но прошло время, эмоции остыли. Я вспомнил стихи Назыма Хикмета: «Ведь если я гореть не буду, ведь если ты гореть не будешь, ведь если мы гореть не будем, то кто ж тогда развеет тьму?». Даже если я буду в полном одиночестве, эту деятельность не брошу. Зачем тогда я получал два диплома, зачем годами изучал проблему? И я вновь с головой ушел в тему. 
— Сергей Константинович, так что же всё-таки, с «Синим китом» и прочими играми, подталкивающими молодежь к добровольному уходу из жизни?
— В конце февраля этого года в СМИ мы стали регулярно встречать заявления, что «Синие киты» появились в январе 2017 года. Читая такое, мне так и хочется сказать: «Господа, это же несерьёзно». Ещё в конце 2013 года стало ясно, что часть социального вируса ЭМО начала эволюционировать в новую суицидальную ветвь. «Синие киты» — это ничтожный фрагмент проблемы. Давайте попробуем, на примере «синих китов», хотя бы частично вскрыть проблему суицида среди молодёжи. Нужно понимать, что «синий кит» это – не игра, а социальный вирус, целенаправленно ориентированный на молодёжный суицид. 
Начнём со школы. Взгляните честно на учителей и школьных психологов. Чтобы ни произошло в школе, виноваты во всём и всегда оказываются они, как пресловутые козлы отпущения. В памяти сразу всплывает пример, когда в одной из школ города подросток покончил с собой. Узнав о трагедии, на следующий день я уже был в кабинете заместителя директора по воспитательной работе, предварительно поговорив с учениками школы. Было очевидно, что дети подавлены, все разговоры — только о повесившемся. Ребята скорбят о пареньке. Я предложил провести лекции, в ненавязчивой форме осуждающие суицид. Но мальчик был, как мне тогда сказали, «из неблагополучной семьи»: «Несчастный, не выдержал и… вот». Меня не поняли. Поняли лишь через месяц. Когда девочка из того же класса совершила аналогичный суицид. После чего «досталось», по моему мнению, ни за что, классному руководителю. И вот вам сразу два вывода. Первый – наши педагоги не владеют квалифицированными знаниями по предупреждению суицида. Попросту не могут внятно и доходчиво объяснить, что этот поступок в практике наших культур является недопустимым. Второе – наши педагоги и школьные психологи не вооружены материалами, на основе которых они могли бы квалифицированно довести подросткам и взрослым мысль об отрицательном отношении к суициду в нашей культурной традиции. Мне на память пришел разговор с одной девочкой — подростком, которая во время анкетирования воодушевлённо рассказывала, как она дважды пыталась вскрыть себе вены, но её спасали. Меня привел в шок не столько сам рассказ, как её уверенность в том, что когда она покончит с собой, то попадёт в… Рай. Наше общество, особенно молодёжь, оказалось, как металл в кузнице, между молотом и наковальней, а они между компьютером с Интернетом и голливудскими поделками. Суицидология — жестокая наука, и незнание этой науки заканчивается трагически. После участившихся случаев суицида появились разъезжающие «специалисты», которые стали читать лекции за приличное вознаграждение, этакие гастролёры. Сии «специалисты» читали лекции, взятые из Интернета, с видом профессионалов, аргументируя присутствовавшим своими диссертациями и степенями. На деле их диссертации и степени не имели никакого отношения к суицидологии. После такого «просвещения» педагогов и школьных психологов, они оставили больше вопросов, чем ответов.А ведь нужно отвечать на непростые вопросы. Почему молодёжь ринулась в культы, субкультуры и мистику? Почему школьники дружно празднуют сатанинский праздник Хэллоуин, день выдуманного людьми нетрадиционной ориентации в США лжесвятого Валентина? (В Германии по просьбе верующих, большинством которых являются католики, 14 февраля празднуется день психически больных людей). А что читают наши школьники, если вообще еще читают? Нет, они не читают «Повесть о настоящем человеке», о мужестве и подлинном героизме, но они дружно упиваются книжками про Гарри Поттера. «Постигая», на какой метле круче летать, и какая волшебная палочка лучше! А вот ещё один шедевр откровенного сатанизма — «Мастер и Маргарита» Булгакова. Это уже из школьной программы! Роман, имеющий псевдохристианский, оккультно-мистический сюжет антисоветской направленности. Роман, к которому отрицательно относится не только Русская православная церковь, но и все христианские конфессии. Вспомните героев романа: Воланда, Коровьева, Азазелло и других, ну просто команда робин гудов, а не сатана со свитой?
— Да, проблема детских самоубийств – это проблема существующих общественных отношений, её нужно решать в комплексе.
— Конечно, если нам рассматривать проблему «синих китов» в чистом виде — это разговор ни о чём. Это равносильно стрельбе из пушки по воробьям. Пришло время создавать национальную школу суицидологов, чтобы исключить или снизить риски суицидов в будущем. Суицидология — это не часть психиатрии или психологии, а отдельная наука, работающая по своим законам, открытым Э. Дюргеймом еще в конце девятнадцатого века, граничащая с психологией и психиатрией. Народу нужна квалифицированная информация по предупреждению суицидов, а не кризисные центры, в которых, как правило, работают люди, далёкие от темы. А пока современная работа по предупреждению суицидов мне напоминает шаманские пляски. И мы уже с вами можем прогнозировать, из сложившихся реалий, что после ухода «китов» появятся новые суицидальные течения молодёжи. Одно из них уже заявило о себе обществу: «Беги или умри». И главное, без включения в решение проблемы духовной основы традиционных конфессий, наше общество ее никогда не решит. Суицид — это эквивалент бездуховности. В нашем разговоре незначительно рассмотрена проблема только одной группы риска – молодёжи. Не представляется возможным осветить проблемы работы с другими группами риска: безнадёжно больными людьми, ВИЧ-носителями, наркозависимыми, осужденными… Отдельно стоит проблема с людьми, у которых родные и близкие совершили суицид. Суицидологии известен феномен, когда родственники в будущем повторяют поступок самоубийцы. Надо признать и тот факт, что повсеместно в мире наблюдается нехватка, а порой и полное отсутствие суицидологов. Даже в США, где работают государственные программы по подготовке суицидологов, подавляющее большинство обученных суицидологии психологов, вскоре прекращают свою практику. 
Думаю, что единственным государственным органом, под контролем которого можно и нужно решить эту проблему, должна быть Генеральная прокуратура РК, при участии Минздрава. Прислушаются ли власти к моим советам, или нет, покажет время. 
— Сергей Константинович, действительно нужно бить во все колокола. Неужели на самом деле мы и дальше будем спокойно смотреть, как наши дети погибают? Спасибо Вам за интересную беседу, думаем, что поднятые вопросы не оставят никого равнодушными.



Видеоновости

Погода